Background Image
Table of Contents Table of Contents
Previous Page  10 / 100 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 10 / 100 Next Page
Page Background

Отслез они превратились вдве узкиещелочки. Враскрытую

форточку вплывали клубы тумана. Ритуня чувствовала, как

грозно он наступает, целит внее упругими шарами. Натянув

пледна плечи и пригнув голову, чтобыне встретиться с ними

лбом, она подошла к окну посмотреть, насколько силен ту­

манный натиск. Еелихорадило.

Телефон неумолкал. «Взятьтрубку, не взять?..»Неохота

нис кемразговаривать... «Невозьму... Невозьму... Невозьму...

Нехочу. Нучтожеонтакдребезжит! Чтоэто с ним случилось?

Головараскапывается... Ничегонесоображаю...»Итуг реаль­

ностьстала медленно возвращаться к ней. Димки нетдома

ужедвоесуток!

Любимый!!! Только бы жив! Господи! Только бы жив!

Лихорадочносхватилатрубку. «Алло. Да. Все впорядке? При­

шел?...»Живой-невредимый... «Снялстресс... Устал...»Спа­

сибо... Онатихонько положилатрубку. «Все возвращается на

круги своя»...

Итуг обида, боль, отчаянье прорвались наружу. «Какбы

ни быладорогаженщина, пьющий человек всегда выбирает

рюмку», —всплыли в памяти чьи-то далекие слова.

Господи! Как объяснить человеку, что он гибнет? Как

показать, чтоон - болен, чтоэтахимическаядрянь разлагает

еготело, егодушу! Проникая вкровь, изощренно, ласковопри­

ручает к себе, приковываетэтой губительной страстью, пере­

тасовывая по собственному желанию крошечные, родные

молекулы! Постепенноотбирая способностьдумать, анализи­

ровать! Умножая безразличие к жизни, убиваядобродетели,

радостьсуществования, погружая вслепоеМолчание! Какза­

ставить не прятать голову в песок, не выгораживать себя, не

заглушатьголосСовести?..Чтожеэтозабеда?Иничегонельзя

сделать, ни-че-го!

Ма-моч-ка, ма-моч-ка, за что?.. Господи... Живой... Спа­

сибо тебе, Гос-по-ди... Ма-моч-ка, —как-то пунктиром вы­

летали рыданья из переполненной больюгруди.

Она прошла на кухню и налила стакан воды. Давясь,

выпила. Еемутило. Ивдруг - как-то враз обессилела. Издро­

жащих рук, как в кино, плавно выскользнул тонкий стакан.

Последнее, чтоонауслышала, —переливчатый звон оскол­

ков и глухой грохотобмягшего тела. «Боже, какая ятяжелая!»

—фасной змейкой проскользнуламысль. Серые ядратума­

навсеже настигли ее...

Придя всебя, Ритуня подняла головуи несразуосознала

своеместоположение. Попыталасьвстать, ноноги были без­

вольными, словно тряпочными. Она на четвереньках доб­

раласьдо комнаты и с усилием вползланадиван. Ейпоказа­

лось, онадобираласьдо негоцелуювечность. Локотьонемел,

больотдавала в кость. Из сбитой коленки сочиласьсукрови-

ца...

Итутона почувствовала, как ее нафыло что-то влажное,

ласковое, теплое, родное. Запах? Цвет? Каксладко! Чтоэто?

Розы... Огненные розы наослепительныхангельскихфыль-

ях... Сквозь грозную синеву набрякшего неба, сквозь ядра

сизоготумана...

«Ах, мама, какие у тебя пушистые белые крылья!»

«Япомогу тебе!»

В глазах - любовь несказанная.

Васёк и Васёна

И на розовом облаке грез

В вышине чью-то душу пронес

Молодой народившийся бог...

А .Б л о к

Шарик блаженно потянулся, широко зевнул, аж с при-

стоном. Посидел... Потомнеуклюжезавалился набедро, зад­

ралморду кверху и задней лапой сталшумно, с удовольстви­

ем чесатьшею. Казалось, он уперся носом прямо в небо, —

такая вофуг распахнуласьширь.

—Япрямо как небожитель, будоражу носом воздушные

потоки! - услышалаВасёна голосСущности Шарика...

«Интересно...»—успела подуматьона.

— ... Что-то не так, —выпукло прокатился Голос извне,

потревожив идиллическую картинку. - Два кубика.

... Два кубика - синий и красный. Синий был действи­

тельно кубиком, а красный - шариком. Тонкая серебристая

игла, осушив первый, с голубым содержимым, с жадностью

впилась вовторой - с розовым. Васёназаинтересованно на­

блюдала, как смешиваются эти два цвета. В тубе шприца

нежнолюминесцировал розовато-сиреневый... Итут кто-то

тихонько взял ее за руку. «Тыкто?»—вскинула брови Васё­

на. - «Душа». Васёна кивнула: «Понятно».

Душа летала над огромным холмом, и Васёна удивля­

лась, как низко отступил пышный лес с его макушки. Он об­

лысел, вероятно, стечением времени подвоздействием вет­

ров. На склоне его, налугу, соцветия гигантского иван-чая

доходили довольно-таки высокой («как лыжи, — 180», шу­

тила она) Васёне аждо шеи, а на неровностях так и вовсе

были врост, будтокакиедревние колоссысдалекогоОстрова

Пасхи. Они уже отцветали: нижние стручки приотворились

под ласковым нажимом, и шелковистые пушинки закудря­

вилисьиз створок.

* * *

... Ах, какое благодатноелето!

Липоваяаллея - аллеявлюбленных!Средьзеленых