Background Image
Table of Contents Table of Contents
Previous Page  11 / 100 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 11 / 100 Next Page
Page Background

листочков-сердечекхихикаютпушистыежелтыешари­

ки... Благодать!Какая благодать!И еще самыйрасцвет

всему!

А что за девушка! Статная, какая-то вся светлая...

Жи-ва-я! Конечно, Марусярядом с ней сильно теряет -

эти тонкиеруки, гипсоваяшейка, кроткийвзор... Онаско­

рее вызываетжалкость, нежелилюбовь.

АЛюбовьДмитриевна!.. Огонь!Страсть какхороша.

Гооза! Бровижгучи, глаза - сини, чело светло... Сама

непосредственность, ипритом -мореженственности!Г(бы

загляденье - очерчены четко, будто подведены карми­

ном, и - золото, золото! - косы!Удивительная!

А как воспитана! «Оyes, my kind»' - к месту и не к

месту- надеялсясмутить. Замерла. Непонравилось. Не

знает, как среагировать. К нейли это или так, балагур­

ство?Взглянула. Опустилаглаза, но справилась с собой,

улыбнулась: «Таккак, выне против участвовать в сценах

из «Гзмлета»?»Какая выдержка!

Да, положительно чудеснаядевушка!

Молодойчеловекподнималсянавысокомбеломконе

кдомунахолме. Веговолосахпуталисьсолнечныелучи,

высвечиваясь, словно нимб. Казалось, самдревний Яр-

Хмель, божествопробуждающейсяприроды, весеннего

солнца и утреннего света, скользитпохолму, нехватает

толькобелоймантии и венкаиз весеннихцветов. Былаб

жива тетка Авдотья, плюхнулась бы в ноги с просьбой

послатьхорошеелею идобрыйурожай.

...На сельцо тихо-тихо сходитвечер. Еще светло.

Солнце золотитверхушки сказочныхдалей. Лесистые

холмы-богатыри, чудится, подпираютсамонебо. Авлес­

ныхнизинахотземли медленно стелется прохлада, ку­

рясьсладкимивечернимивоэдухами. Подчирикиваютза­

поздавшиена ночлегптахи, устраиваясь в теплыхгнез­

дах. Стайкаласточекпросвистела - чир-ли, чир-ли - над

низкими крестьянскимидомиками, взмыла в вечернее

небо и там, в вышине, вычерчивалаломаные кривые.

Высоко... дождя не будет.

Необъятныедализасинелись, огромноеблизкоенебо

подернулось бело-розовымшлейфом. Ах,любовныйво­

сторг, светлая тоска...

Зачарованный всадник на белом коне любовался,

как на самом высокомхолме качала золотыми, голубы­

миирозовымибликамииигралаимисамаПрирода. Туда,

кЛадушке, наэютисполинскийхолмобращенеговзгляд,

к нейрвется его сердце, летитегодуша...

Когда Васёк и Васёна встретили друг друга, они уже не

былибеззаботьо молоды. Рыжеволосая, золотистоглазая Ва­

сёна давно ушла от мужа, «измучившисьдо краёв». Налбу

'

О да, мой славный! (англ.).

пролегла глубокая горизонтальная морщина. Былоочень не­

красиво, и Васёнаотрастила челку, чтоб не пялились. Конеч­

но, в ее жизни случались романы, и она строила планы со­

вместной семейной жизни, хотела троих детей - Степана,

ТарасаиСерафиму. Нокогдараскрывалась, распахиваладушу

свою, готоваяналюбыежертвы, всерушилось. Наработеудив­

лялись: вроде все при ней, а никак ни с кем не склеивается.

Возможно, Васёнины спутники немогли справиться с ее от­

чаянным самопожертвованием и пламенеющим «инстинк­

том материнства», который она распространяла навсех ина

вся, если принимала всвое сердце.

Васька она встретила вдень рожденья своей подруги, в

универсаме, когда закупала «еду». Оказывается, Вероника и

Васёкучились водной школе, наМалинниках. Послеоконча­

нияон уехал куда-то вТмутаракань, отслужил вармии, окон­

чил заочно университет и надолгое время пропал из вида

всехшкольных приятелей.Атуг случайностолкнулисьлбами

вбуквальном смысле слова: из кошелька Вероники выпорх­

нул полтинник, и они вместе наклонились его поднять.

Васёнавгородемалокогознала, приехавсюдаужепосле

окончания ишколы, и техникума, и ... замужества. Вобщем,

вполне готовой к новой самостоятельнойжизни.

Некоторым ее приятельницам наработе нравилось «за­

жигатьнадискотеке», ноВасёна, посетив пару-тройкуподоб­

ных мероприятий, поняла, что слишком громкая музыка,

сверкающая публика и зеркальный шар взените, пускающий

отсветы во все стороны, - это не по ней. Скучно было там.

Может быть - годы? Бывает ведь так: быстро взрослеешь,

обгоняядаже свой собственный возраст. Родителейу неене

было, «из этого мира они ушли навсегда».

*

*

*

- Нунаконец-то и Сашура!- это «капельнаямамоч­

ка»спешите террасы. -Амыужначалибыловолновать­

ся. Запаздываем с вечерним чаем. Переодевайся ско­

рее, ждем.

Молодойчеловекспешился:

- Чтоза вечер!Сказка! Excusezpourle retard1

ОнпорывистообнялподошедшуюАлександруАнд­

реевну:

- Бегу-бегу. ТолькоотведуМальчика-Пегасанаскот­

ныйдвор. Коровы его ужзаждались.

Подраскидистойсладкойлипой, на сюле, покрытом

льнянойскатертью вкрупнуюжелто-синююклетку, фыр­

чал-пыхтелсамовар. Все в сборе. За самоваром, в тор­

це, вкреследидисяв просторной коричневойрубахе, ря­

дом - бабушка в собственноручно вышитой накидке с

яркими, сказочными цветами. На тете Марусе голубая

шаль в крупнуюдырочку, еюже связанная. ТетяСоня с

немецкимжурналом на коленях, она заехала к сестрам