Background Image
Table of Contents Table of Contents
Previous Page  8 / 100 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 8 / 100 Next Page
Page Background

ду тебя,Женька!Вдовольоттоскую позагубленной твоей

жизни и о том, что не встретиться нам уже никогда...

отплачуполучшим годам - своей, твоейюности.Ахвсеми

забытый, никомуне нужный, низверженный-отвержен­

ный...

Мы всегда были вместе, Женька! Ивэтой неуютнойжиз­

ни мнедумается (да, явсегда это знала!), чтоуж кто-кто, аты

бы - точно! - носил меня на руках! Тыпостоянно был рядом,

моядалекая, призрачная, но прочная опора!

Вот уже несколько месяцев зябко и неуютно, спина моя

открытахолодуинезащищеномоесердце. Ипосколькунеиз­

вестна конкретнаядататвоего ухода к Небесам, память моя

будет справлять поминки по тебе гораздо чаще, чем раз в

год..

★ * *

Распоровснулое, бескровное - выпитое! - небо, весёлый

радостный лучик солнца заскользил по рельсе вровеньс ок­

ном новенькой, еще пахнущей краской, электрички, высекая

изстали - золото.

—Женька! Неужели это ты?! - вздрогнулаАнечка.

Теперьты - повсюду! И - нигде...

Ах, некрещеный, пригвожденный, обоженный... обо­

жествленный!

УмерЖенька. В расцветелет...

Любовь

несказанная

Опустивсерые печальные глаза, Сергунек вслушивался в

безнадежные, долгиегудкивтелефоннойтрубке. Ритунясдела­

ла вид, что ничего не замечает, и вышла из комнаты. Целый

деньон звониттуда, на квартирубабушке...

Вчера вечеромДимка так и непоявился. Видимо, поздно

приехал, устал. Носегодня!.. Ужечетыре, аондаженезвонит. С

Уфа Ритуняс Сергунькомубрали квартиру, испекли кулебяку

(Сергунексамолично защипывалфая), сварилиДимкин лю­

бимый грибной суп. Ждали его, готовые прогуляться и пока­

таться на новом велике, который Сергунек получил наднях в

подарок.

Ещеутромтакласковосветилосолнце, нагреваяразноцвет­

ные квадратики линолеума в кухне! Сергунек полил пеларго­

нию и опрыскал цикламены. Сложил из пазлов картинку из

мультикапрокотаЛеопольда...

«Гдеже папа?..», —молча вздохнул он и прильнул к Ри-

туне. Онаелесдержалась, чтобынеразрыдаться: «Воттак вы­

ходные получились! Простомедово-сахарные, пряничные!»

ВечеромонарешилаотвезтиСергунькак бабушке. Сдавая

ребёнкас рук наруки, после отчаянной реплики свефови: «Я

не знаю, чтоделать», Ритуня, как ни пыталасьсдержаться, все

жевсплакнула. Да-да, еслиДимкапоявится, онисразусообщат

другдругу.

Садясь в автобус, Ритуня кусала губы, чтобы не запла­

кать, злилась, чтонеможетдержатьсебя вруках, нослезыбес­

пощадножгли веки, заполонив глаза. Оназапрокинулаголову,

делая вид, чтовглядывается втемнеющее небо. Там плавали

выпукло-размытые чернильные облака. «Они никогда не по­

плывут вспять, только вперед, —подумалаона. - Только впе­

ред, не оглядываясь назад». Аона все время оглядывается: а

вдруг?..Все напрасно. «Никто не постучит вокно твое розой,

никто не обучил тебя игре на скрипке...» —вспомнила она

чьи-тоСфоки, идве предательски огромных, тяжелых слезы

вселенскогогоряскатилисьполицуиупали накуртку, образо­

вавдва темных расплывшихся пятна.

«Ахтолькобыживой!.. Пускай разлюбил, пускай -другая,

все, чтоугодно, толькобыживой! Господи, помоги ему, ну, по­

жалуйста!»

Ритуняспрягалаозябшие руки подмышки, сомкнула веки

исодрогнулась всемтелом, заместив порциюхолодатеплом

авто. Она находилась на грани нервного срыва. «Нупоехали

же наконец!»

Пазик былслабоосвещен одной-единственной лампоч­

кой вначале салона, за водительской кабиной. По немного­

численным пассажирам прокатывались светлые полосы от

золотого ожерелья фонарей пофаям дороги. Потом Ритуня

почувствовала, что пазик повернул влево. «А, наверное, это

23-й», — подумала она.

Новотавтобуссновасвернул влево, чтоужсовсем стран­

но. Она открыла глаза и глянула в окно. Справа тянулся

толстый бетонный забор с неожиданными редкими фонаря­

ми, свет которыхбольно резал глаза. Ритуня сдосадой поду­

мала, что на первой же остановке надо будет выйти опять в

эту стынь, потому чтоона едет по какому-то странному мар­

шруту. Пазик нарезал широкие фуги, то отдаляясьот конеч­

ной остановки, то возвращаясь снова. Он будто заплутал в

прилегающих улицах.

«Все возвращается нафуги своя»... Нупочемуей так не

везет? Однажды уже так было, однажды он уже так пропа­

дал. Аж на трое суток. А оказалось все просто - «На работе

устал. Снял стресс... Ну, выпили-то всего по лифу на нос...»

Нопропал-тонатридня! Все просто... Просто ли?!! - всев

Ритунебастовало. Кстати, позже оказалось, что«стресссни­

мал» он у бывшей жены...

Послеосеннегопромозглого холода, который хитропро­

ник и поселился внутри, обосновался где-то в костях, она