Background Image
Table of Contents Table of Contents
Previous Page  9 / 100 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 9 / 100 Next Page
Page Background

решила не выходить из автобуса. Конечно, ехать вкруговую

дольше (если, конечно, автобус не будет кружить до беско­

нечности) и подход к дому будет по малолюдной, неосве­

щенной улице, но зато сейчас тепло. «А, как-нибудьдобегу»,

—решила она.

Неожиданно пазикдернулся, крякнул, чихнул, потом как-

то взвыл и резко смолк, только слышно было, как он что-то

«переваривал» всвоейжелезнойутробе.

Ритуня спустилась со ступенек пазика на проселочную

дорогу, вдоль которой протянулисьдачные участки. На ог­

ромном пространстве одинокоторчали несколько недостро­

енныхдомиков. Моросил дождик, мокрая штормовка висе-

ia на ней, как на пугале, тяжелыми были кроссовки с на-

тпшей глиной.

Бр-р, теплообмен: Ритуня зябко поежилась и вновь со­

дрогнулась всем телом, заместив порцию холода теплом,

только теперь изнутри,анетеплом автобуса.

... И врастерянности остановилась, услышав сладкова­

то-терпкий запах земли. Слезы навернулись на глаза: она

не успела высадить розы! Как же так получилось? Ведь она

всегда помнила об этом! И - забыла?!

Итут Ритуня как-то стала невесомой. Она отвела руки

назад и взмахнула руками, как птица крыльями. Припод­

нявшись надземлей, она ощутила...

«Ах мама, какие у тебя пушистые белые крылья!»

«Япомогу тебе!»

В глазах - любовь несказанная.

... ПомимодолгожданногоИзбавленияиСтрашного греха,

наложение насебя рук - чтоэто? Слабостьили сила? Вопрос.

Извечный. Спорный. Нонедля нее. Ритунятеперьточнознает:

эгобезразличие.

Ритуня вжизни оказалась не востребована. Нет-нет, она

вполнеосознает, чтоодиночество - это нормально. Каждыйче­

ловекодинок. Он приходит вмиродин иуходитодин, никто не

в силах ему помочь, кроме самого себя. ИБога. Страшнее -

невостребованность. Когдатебя вроде как илюбят, но как-то

вдалеке... Ноона ни накого необижается:ведьу каждогосвоя

жизнь. Еенемногочисленных приятелей «убивает»дорога. И

чтоимдо Ритуни, котораямотается, какчелнок, вотужебольше

десяти лет наэлектричке на работуежедневно?Дома только

ночует...Акакжереализациятворческогопотенциала - украше­

ниедома, перестановкамебели, пересадка цветов, создание

своего интерьера? А готовка красивых, вкусных и полезных

блюд? Когда?.. Иеще один вопрос, измучивший Ритуню: для

кого? Единственно, кем она может быть востребована - это

самойсобой. Чтоопять-такинеполучается! Потомучтоонаопять

любит, азначит, сейчасона - вся нежность, вся-жертвенностъ,

вся - самоотверженность. «Когдалюбим, нас как бы нет»... И

вправду!

Она-толюби г, любит всейдушой, аответа, похоже, нет...

Неужелионамечтаетоб идеальной,несуществующейлюбви?

Ведь каждый человек по-своему ощущает и запах, и цвет, и

вкус. Ипредставленияолюбвиу каждогосвое. Конечно, общие

очертания, понятиядля всеходинаковы,но оттенки, тона-по­

лутона—всёэто воспринимается индивидуально. «Нунеуже­

линевозможнотакжелюбить, какя, неужели нетназемлечело­

века, который также бычувствовал мир?! Нехочус этим ми­

риться!»...

Некоторыезнакомцыдажеумудряются завидоватьРиту-

не: какже - у нееотдельная квартира, нидети, ни родители не

висят на шее, хочешь - спи, хочешь - гуляй, слова никто не

скажет, отдыхай пожизни навсю катушку!

Но ведьпусть какие-никакие родители, но каждый знает:

они всеравнолюбятинуждаютсявтебе. Итакже, кактысдела­

ешьвседлясвоегоребенка, единождытыпридешьк ним. Ког­

да станет очень плохо... Да, тебе есть куда идти. Акуда идти

Ригуне?.. Конечно, унееестьБог. НоОн, ксожалению, неосяза­

ем!

Назавтра Ритуня еле подняла себя на работу. Онадаже

выпестовала мысль о том, чтобы позвонить вофис и отпро­

ситься насегодня. Какой странный, ирреальный день! Всё -

против нее: зубнаящеткаумудрилась повредитьдесну, сама

собой опрокинуласьчашка сжасминовым чаем,дверной ко­

сяк расшиб плечо... Дальше - нелучше. Выйдя из дома, она

вдруг обнаружила, что рядом с остановкой убрали «зебру».

Ритуня стояла прямо посредине, наузенькой полоске, очер­

ченной двумя белыми линиями. Машины текли справа и

слева. Шины свистели сзади испереди, обдавая ветряным

вихрем. Но она даже не жмурилась от брызг. Ей было все

равно. Иабсолютно никакого страха. Ни капельки. Никакой

смелости или решимости. Никакогоотчаянья. Кругом стран­

ная, глухая тишина - как в вате... Итолько она качается сон­

нойлилией возерных водах, а вовсенестоитпосредидороги.

И - будто выключилось время, исчезло пространство... Она -

лилия в колыхающейся озерной капле, заключенной вхрус­

тальный сосуд. Вот ивсе. Так просто!..

Резкий сигнал вывел из сомнамбулического состояния,

иначе она бы рухнула под колеса. Сдиким визгом промча­

ласьмашина сзади, и поток неожиданно прервался.

Деньпрошелвяло, безынтересно, словновсепроисходило

нес ней.Наобедонапопилагорячей воды,так какедаейбыла

противна. Сил не было ни начто, даже намысли. Но к концу

дня Ритунювдругосенило, чтоонаприкоснуласькаду. Ведьад

- этонераскаленнаясковорсда, накоторойтебяподжаривают, а

забвение, безрадостность, безгрустъе. Онаузналаобэтом, по­

читавнадосуге вариантылермонтовского «Демона», того, что

встарой книжкедореволюционноговыпуска. Самоубийствоне

страх, несмелость, —абсолютное, полнейшее безразличие!

Ритуня слабоулыбнулась: «Аони копья ломают...»

Телефонный звонок заставил Ритуню разлепить глаза.